Mail Facebook Instagram ВКонтакте Google+ Twitter Живой Журнал Одноклассники Telegram
 

Эйко Хосоэ: современная японская фотография. Откровенность на грани фола

Современное фотоискусство Японии неразрывно связано с именем Эйко Хосоэ (Eikoh Hosoe). Крупнейший представитель авангарда 60-х годов ХХ века, режиссер и фотограф на протяжении всей творческой жизни и карьеры проводит эксперименты, невообразимые для традиционного общества и смелые даже по сегодняшним меркам.

Тело, как физическое воплощение души и эмоциональности

Друг и единомышленник Юкио Мисимы проводит на поле фотографии те же исследования, что писатель - в литературе. Это анализ "темных начал", эротической эмоциональности, скрытых желаний и силы, иррациональности и одержимости, которые вызывают у стороннего наблюдателя странный, но неизменно сильный отклик. Раннее творчество Эйко Хосоэ созвучно с произведениями японских кинематографистов и художников середины ХХ века. Они, как и фотограф, разрушали жесткие общественные рамки, рассказывая истории о человеческих страстях и душевных метаниях с помощью психологического напряжения, драматичной, но сдержанной экспрессии, буквально "прорывающейся" наружу.

Photographer Eikoh Hosoe

Как говорит сам Хосоэ: фотография - не просто фиксация повседневности, но окно во внутренний мир автора, возможность взглянуть на вещи его глазами. Благодаря его работам мы можем увидеть окружающую действительность так, как смотрит на нее ярчайший художник-экспериментатор, чьим объектом исследования была и остается идентичность "физического" образа человека и его эмоций.

Собственный взгляд фотохудожника часто идет вразрез с общественным. Его работы смелы, чуть ли не порнографичны, но это всегда искусство. Акцентируясь на крупном плане человеческого тела, Эйко Хосоэ следует традиционным для Японии правилам композиции. Его снимки преимущественно черно-белые (к цвету он прибегал буквально один раз), очень лаконичные, с идеальным балансом линий и форм, пространства и его заполнения. Как пионер японского фотоискусства, он повлиял на многих соотечественников и вдохнул новую жизнь в фотографию.

Чтобы выразить все грани человеческих переживаний, Эйко Хосоэ превращает тела моделей в почти абстрактные конструкты, проводит сложные манипуляции со светом и тенью. Фотограф нередко использует природу и рукотворный ландшафт как раму для визуальной истории и самостоятельный элемент повествования. Руки, ноги, другие части тела превращаются в "детали", из которых складываются фигуры и образы, передающие послание автора.

Photo by Eikoh Hosoe

Фотограф и Юкио Мисима: фотоистории о запретах, эротике и смерти

Дружба со знаменитым писателем, исследовавшим сложнейшие темы и покончившим с собой в 1970 году, нашла отражение в самых знаменитых и провокационных работах Эйко Хосоэ. Это снимки, на которых позировал сам Мисима и знаменитый танцовщик Тацуми Хидзиката, авангардист и основатель "танца тьмы" - буто. Его фотограф увидел в чуть ли не самой смелой хореографической постановке тех лет - "Запретных цветах".

Знаменитая повесть Юкио Мисимы, рассказанная языком танца, затрагивала неоднозначные, порой запретные темы - гомоэротизм, откровенность на грани фола, иррациональность человеческой натуры. Они же нашли отражения в легендарном фотопроекте Kamaitach. Темная, сложная, опасная эротика воплощалась в фотографиях тела Тацуми Хидзикаты, который предстал в образе камы - похожего на саблезубую ласку духа-преследователя из японского фольклора.

Сотрудничество трех незаурядных личностей привело к появлению других известных, скандально известных проектов. Среди них - иллюстрирование сборника писателя "Атака красоты" и балансирование на грани ню, садомазохизма и обреченности в "Наказании розами". Вдохновленная творчеством Мисимы серия фотоиллюстраций вышла в 1963 году и, несомненно, относится к настоящим шедеврам. В ней нашла отражение и двойственность самой страны, чье прошлое и настоящее оказались настолько разными. Также Хосоэ снимал перформансы Хидзикаты, создав на их основе проект "Трещины кожи", еще больше прославивший автора.

Photo by Eikoh Hosoe

Вехи биографии

Настоящее имя фотографа - Тосиро Хосоэ. Имя, под которым он известен в мире, он взял вскоре после окончания Второй мировой войны. Первый иероглиф в нем переводится как "английский", символизируя неизбежность вторжения чужеродной для Японии культуры. Однако, это не неприятие или критика: в отличие от многих современников Хосоэ прекрасно понимал, как важно это проникновение. Он еще в середине ХХ века прекрасно говорил на английском языке, что повлияло на рост его популярности на Западе. При этом происхождение у революционера фотографии самое традиционное.

Отцом Эйко Хосоэ был священник-синтоист из префектуры Ямагата. Мальчик, родившийся в 1933 году, провел детство в Токио и там же закончил фотографический колледж местного политехнического института. Поступить туда юношу побудила победа на фотоконкурсе Fujifilm. За серию репортажных фильмов о ребенке, приехавшем на остров с американским оккупационным корпусом, ему досталась главная награда.

Безусловно, на Эйко Хосоэ сильно повлияли настроения послевоенного общества. Житель столицы, он стал свидетелем радикальной и болезненной трансформации, которой подверглась Япония, проигравшая в войне. В 1952 году он создает Demokrato - объединение таких же, как сам Хосоэ, фотохудожников-авангардистов, для которых существующих выразительных средств было мало.

Начав карьеру, как документалист и репортажник, фотограф быстро понял, что возможности камеры гораздо шире, чем бесстрастная фиксация происходящего. Как и его друзья-художники Эйкю и Хидео Сугита, он начал экспериментировать с эмоциональностью, контрастами и эстетикой, совершенно отличной от фотореализма, доминировавшего в Японии в то время. Работы молодого фотографа понравились известному критику Тацуо Фукусиме, и тот пригласил Хосоэ участвовать в выставке творческой группы, куда входил сам. Впоследствии это объединение назвали VIVO, а сама экспозиция "Глаза десяти" стала событием на японской арт-сцене.

Окончив колледж в 1954 году, Эйко Хосоэ начал работать как независимый фотограф и выпустил пособие по фотографии. Полученный гонорар он потратил на путешествие по районам Японии, во время которого активно искал новые возможности самовыражения. Они нашли отражение в первой личной выставке, состоявшейся в 1956 году. Рассказанная в фотографиях печальная история любви японки и американца позднее легла в основу радиопьесы.

В 1959 году фотограф увидел ту самую постановку по мотивам "Запретных цветов". Огромное впечатление, которое она произвела на него, стало источником вдохновения для второй выставки, прославившей Эйко Хосоэ на весь мир. За "Мужчиной и женщиной" последовали фильмы-проекты в коллаборации с Тацуми Хидзикатой и работа над серией фотографий "Объятие", для которой позировал тот же танцовщик. Однако она прервалась после того, как фотограф увидел снимки Билла Брандта, сильно на него повлиявшие.

Photo by Eikoh Hosoe

В последующее десятилетие Эйко Хосоэ совершенствовал свою изощренную, новаторскую манеру и технические средства выражения замыслов. Он снял для Олимпийских игр в Токио фильмы о дзюдо и пентатлоне, продолжил исследовать ню в серии "Трещины кожи". В 2003 году за вклад в фотоискусство фотограф удостоился особой награды Британского королевского фотообщества.

Photo by Eikoh Hosoe

Тацуми Хидзиката и Йошито Оно, данс-хеппенинг на улице Гинза в Нью-Йорке, 1961

В XXI столетии Эйко Хосоэ вернулся к "танцу тьмы" и заново открыл привычные для себя темы. В 2004 году он создал серию перформансов с танцорами студии, которую основал Тацуми Хидзикато. На тела актеров проецировались гравюры укие-э, а движения синхронизировались с изображениями. В 2007 году состоялась еще одна необычная выставка - "Пепел смерти". Бессменный директор Музея фотоискусства в Кийосато продолжает работать и сейчас, изучая скрытое послание, которое транслирует зрителям человеческое тело и поражая современников мастерством и новаторством замысла.

Обсуждение

Вы можете оставить свой комментарий к данной статье

Подписывайтесь на наш Инстаграм